Вторая книга Царств, глава 21

Наказание потомков Шаула

Во время царствования Давуда три года – один за другим – был голод, и Давуд спросил об этом Вечного. Вечный сказал:

– Это из-за Шаула и его кровавого дома. Это из-за того, что он предал смерти гаваонитян.

Царь призвал гаваонитян и говорил с ними. (А гаваонитяне не принадлежали к Исраилу, они были остатком аморреев; исраильтяне поклялись пощадить их, но Шаул, ревнуя об Исраиле и Иудее, пытался уничтожить их.)

Давуд спросил гаваонитян:

– Что мне сделать для вас? Чем возместить вам, чтобы вы благословили наследие Вечного?

Гаваонитяне ответили ему:

– Нам не нужно ни серебра, ни золота от Шаула или его семьи, и мы не хотим предавать смерти кого-нибудь в Исраиле.

– Что же вы хотите, чтобы я сделал для вас? – спросил Давуд.

Они ответили царю:

– Что до человека, который уничтожал нас и замышлял погубить нас, чтобы нам не было места в землях Исраила,то пусть нам выдадут семь его потомков мужского пола, чтобы мы повесили их перед Вечным в Гиве Шаула, избранного Вечным.

И царь сказал:

– Я выдам их вам.

Царь пощадил Мефи-Бошета, сына Ионафана, внука Шаула, ради клятвы перед Вечным между Давудом и Ионафаном, сыном Шаула.Но царь взял Армони и Мефи-Бошета – сыновей Рицпы, дочери Айя, которых она родила Шаулу, вместе с пятью сыновьями дочери Шаула Мерав, которых она родила Адриилу, сыну мехолатянина Барзиллая.Он передал их гаваонитянам, которые повесили их на горе перед Вечным. Все семеро погибли вместе. Они были преданы смерти в первые дни жатвы, когда начиналась жатва ячменя.

Рицпа, дочь Айя, взяла мешковину и расстелила её для себя на скале. С начала жатвы и до тех пор, пока с небес на тела не полился дождь, она не позволяла птицам небесным касаться их днём, а диким зверям – ночью.Когда Давуду сказали, что сделала Рицпа, дочь Айя, наложница Шаула,он пошёл и взял кости Шаула и его сына Ионафана у жителей Иавеша Галаадского. (Они тайно унесли их с площади в Бет-Шеане, где филистимляне повесили их после того, как они сразили Шаула в Гильбоа.)Давуд перенёс оттуда кости Шаула и его сына Ионафана, а кости тех, кто был повешен, были собраны.

Кости Шаула и его сына Ионафана похоронили в гробнице Киша, отца Шаула, в Цела, что в земле Вениамина, и сделали всё, что приказал царь. После этого Всевышний внял мольбам о стране.

Войны с филистимлянами

(1 Лет. 20:4-8)

И снова началась война между филистимлянами и Исраилом. Давуд со своими людьми отправился в путь. Они сражались с филистимлянами и у Давуда истощились силы.А Ишби-Бенов, один из потомков рефаитов (народа гигантов), чей бронзовый наконечник копья весил около трёх с половиной килограммов и который был опоясан новым мечом, сказал, что он убьёт Давуда.Но Авишай, сын Церуи, пришёл Давуду на помощь. Он напал на филистимлянина и убил его. И люди Давуда поклялись ему, сказав:

– Никогда больше ты не выйдешь с нами в бой, чтобы не погас светильник Исраила.

Некоторое время спустя произошло новое сражение с филистимлянами в Гобе. Тогда хушатянин Сиббехай убил Сафа, одного из потомков рефаитов.

В другом сражении с филистимлянами в Гобе Элханан, сын ткача Иаира из Вифлеема, убил Лахми, брата Голиафа из Гата, у которого древко копья было большое, как ткацкий навой.

Позже произошло сражение в Гате, где был некий человек огромного роста, у которого было по шесть пальцев на каждой руке и на каждой ноге – всего двадцать четыре. Он также был потомком рефаитов.Когда он насмехался над Исраилом, Ионафан, сын Шимеи, брата Давуда, убил его.

Эти четверо были потомками рефаитов в Гате и пали от рук Давуда и его людей.

21:1: Исраил заключил мирный договор с гаваонитянами, когда завоевал Ханаан (см. Иеш. 9:3-27).

21:9: Жатва ячменя происходила в середине весны.

21:16: Букв.: «триста шекелей».

21:19: Или: «сын Яаре-Орегима»; в 1 Лет. 20:5 он назван Иаиром.

21:19: Букв.: «убил гатянина Голиафа». См. 1 Лет. 20:5.