Книга Иова, глава 7

Не тяжкий ли труд уготовлен на земле человеку?

Дни его – не дни ли батрака?

Как раб, который жаждет вечерней тени,

как батрак, который ожидает платы за свой труд,

так и я провёл месяцы в суете,

и горькие ночи отпущены мне.

Ложась, размышляю: «Когда я встану?» –

но тянется ночь, и я ворочаюсь до зари.

Червями и язвами плоть покрыта,

кожа потрескалась и гноится.

Бегут мои дни быстрее ткацкого челнока

и устремляются к концу без надежды.

Вспомни, о Всевышний, что жизнь моя – лишь дуновение;

уже не увидеть счастья моим глазам.

Кто видит меня теперь, не увидит вскоре;

будешь искать меня, но меня не будет.

Как редеет облако и исчезает,

так сошедший в мир мёртвых не вернётся.

Не возвратится он больше в свой дом,

и не вспомнит о нём его земля.

Поэтому я не стану молчать,

выговорюсь в скорби духа,

в муке души пожалуюсь.

Разве я море или чудовище морское,

что Ты окружил меня стражей?

Как подумаю: «Утешит меня постель,

печаль мою ложе развеет»,

так Ты страшными снами меня пугаешь

и ужасаешь видениями.

Лучше бы оборвалось моё дыхание и я умер,

чем пребывать в этом теле.

Я презираю жизнь – всё равно мне не жить вечно.

Отступи от меня – мои дни суета.

Кто такой человек, что Ты так его возвеличил,

что обращаешь на него внимание,

что каждое утро посещаешь его

и поминутно испытываешь?

Неужели не отступишь Ты от меня,

не дашь даже сглотнуть слюну?

Если я согрешил, что Тебе я сделал,

Тебе, о Страж людей?

За что Ты поставил меня Своей мишенью?

За что я стал Тебе в тягость?

Почему не простишь моих проступков

и не отпустишь грехов?

Скоро, скоро я лягу в землю;

будешь искать меня, но меня уже не будет.

7:6: Здесь присутствует игра слов: еврейское слово \+tl тиква\+tl* может означать и «надежда», и «нить». Другой вариант перевода: «…к концу, потому что нет нити».

7:12: По древним ближневосточным представлениям море и морское чудовище олицетворяли собой враждебные Всевышнему силы.

7:20: Или: «себе самому».