Четвертая книга Моисеева. Числа, глава 12

Марьям и Харун завидуют Мусе

Марьям и Харун порицали Мусу за то, что он женился на эфиоплянке.Они говорили:

– Разве Вечный говорил только через Мусу? Разве не говорил Он и через нас?

И Вечный услышал это.

А Муса был очень кротким, самым кротким человеком на земле.

Внезапно Вечный сказал Мусе, Харуну и Марьям:

– Выйдите втроём к шатру встречи, – и они вышли втроём.

Вечный сошёл в облачном столбе. Он встал у входа в шатёр, подозвал Харуна и Марьям, и они вдвоём вышли вперёд.Тогда Он сказал:

– Слушайте Мои слова!

Если есть среди вас пророк Вечного,

то Я ему открываюсь в видениях,

говорю с ним в снах.

Но не так с рабом Моим Мусой;

он верен во всём доме Моём.

С ним Я говорю лицом к лицу,

ясно, а не загадками;

он видит образ Вечного.

Как же вы не побоялись

порицать Моего раба Мусу?

Вечный разгневался на них и удалился.Когда облако поднялось от шатра, Марьям поразила проказа, её кожа стала белой, как снег. Харун повернулся к ней и увидел, что она поражена проказой.Он сказал Мусе:

– Молю, мой господин, не наказывай нас за грех, который мы совершили в своём безумии.Не дай ей стать похожей на мертворождённого младенца, у которого уже истлела половина тела, когда он вышел из материнского чрева.

И Муса воззвал к Вечному:

– Всевышний, прошу, исцели её.

Но Вечный ответил Мусе:

– Если бы её отец плюнул ей в лицо, разве не была бы она в бесчестии семь дней? Пусть её выведут вне лагеря на семь дней; потом она сможет вернуться.

Марьям семь дней была вне лагеря, и народ не трогался в путь, пока она не вернулась.

12:1: Букв.: «на кушитке». Возможно, что жена Мусы была не из Куша (Эфиопия), а из Кушана (Мадиан; ср. Авв. 3:7). В таком случае имеется в виду Ципора (см. Исх. 2:15-22).

12:2: Или: «…с Мусой? Разве Он не говорил и с нами?»

12:7: Дом Мой – это народ Всевышнего, Исраил.

12:10: На языке оригинала стоит слово, которое обозначает несколько разных кожных болезней, а не только проказу.