От Марка святое благовествование, глава

Через два дня был праздник Пасхи и опресноков. Первосвященники же и книжники искали случай, как бы хитростью захватить Его и убить.

Но только не во время праздника, - говорили они, - чтобы не было возмущения в народе.

А Он был в Вифании, в доме Симона прокаженного. И вот, когда Он обедал, вошла женщина, принесшая небольшой сосуд очень дорогого, настоящего нардового мира и, откупорив сосуд, стала возливать миро на голову Его.

Некоторые же из учеников Его в негодовании говорили между собою: к чему такая трата мира?

Ведь его можно было продать больше чем за триста динариев и раздать нищим. И стали порицать ее.

Иисус же сказал: оставьте ее; зачем вы огорчаете ее? Она доброе дело сделала для Меня.

Ведь нищие всегда будут с вами, и вы сможете благотворить им, когда захотите; а Я не всегда буду с вами.

Она же совершила то, что могла: заблаговременно умастила тело Мое к погребению.

Уверяю вас: во всем мире, где только будет проповедано Евангелие, в память о ней будет сказано о том, что совершила она.

Тогда Иуда Искариот, один из двенадцати, отправился к первосвященникам, чтобы предать Его.

Выслушав его, они обрадовались и обещали дать ему денег, а он стал искать случай, как бы удобнее предать Его.

И вот в первый день опресноков, когда праздновалась Пасха, спрашивают у Него ученики Его: куда велишь нам пойти, чтобы приготовить Тебе пасхальную трапезу?

И Он послал двух учеников Своих, сказав им: пойдите в город, и когда повстречается вам человек, несущий кувшин воды, последуйте за ним.

А когда он войдет в дом, скажите владельцу его: Учитель спрашивает: где комната, в которой Я буду праздновать Пасху вместе с учениками Моими?

Тогда он покажет вам большую приготовленную горницу, устланную ; там приготовьте нам.

И отправились ученики Его; придя в город, они поступили так, как Он сказал, и приготовили пасхальную трапезу.

И когда настал вечер, Он пришел туда с двенадцатью.

И вот, когда они сидели за трапезой, Иисус сказал: уверяю вас: один из вас, который ест со Мною, предаст Меня.

Они опечалились и стали спрашивать Его один за другим: не я ли?

Он же сказал им: один из двенадцати, опускающий вместе со Мною в блюдо.

Впрочем, Сын Человеческий уходит так, как написано о Нем: но горе тому человеку, который предает Сына Человеческого; лучше было бы тому человеку не родиться.

И вот во время трапезы, взяв хлеб и благословив, Он преломил его и, передав им, сказал: возьмите, вкусите, это - тело Мое.

А после, взяв чашу и воздав благодарение Богу, передал им, и все пили из нее.

Он же сказал им: это - кровь Моя нового завета, за многих изливаемая во оставление грехов.

Уверяю вас, что уже не буду пить плода лозы виноградной до того дня, когда буду пить новое вино в Царстве Божьем.

И, воспев, они вышли к горе Елеонской.

И говорит им Иисус: все вы покинете Меня, потому что написано: поражу пастыря, и разбегутся овцы.

Но после воскресения Моего Я встречу вас в Галилее.

Петр же сказал Ему: если кто покинет Тебя, то только не я.

И говорит ему Иисус: уверяю тебя: ты уже нынче, этой же ночью, прежде чем дважды пропоет петух, трижды отречешься от Меня.

Он же клятвенно заверял: даже если мне предстоит умереть с Тобою, ни за что не отрекусь от Тебя. То же самое утверждали и все.

И вот, приходят они в сад, называемый Гефсиманским, и говорит Он ученикам Своим: посидите здесь, пока Я помолюсь.

И, взяв с Собою Петра, Иакова и Иоанна, Он с тоской и печалью сказал им: душа Моя объята скорбью в предчувствии смерти. Побудьте здесь и бодрствуйте.

Сам же, отойдя немного, пал на землю и молился, чтобы, если возможно, миновала Его эта участь.

И воззвал: Авва Отче! Все возможно Тебе; избавь же Меня от этой чаши! Но да свершится не то, что Я хочу, а что Ты хочешь.

Возвратись, Он застал их спящими и говорит Петру: Симон, ты спишь? Не мог и одного часа пободрствовать?

Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение, ибо дух бодр, а плоть не мощна.

И, отойдя, Он вновь молился, повторяя те же слова.

Когда же Он возвратился, то вновь застал их спящими, ибо сон одолевал их; они же не знали, что и сказать Ему.

Возвратясь в третий раз, Он говорит им: вы все спите, да почиваете? Довольно! Вот настает час, в который Сын Человеческий будет предан в руки грешников.

Подымайтесь, пойдемте. Вот приближается тот, кто предал Меня.

Едва Он успел это сказать, как появился Иуда Искариот, один из двенадцати, а с ним множество людей с мечами и копьями, посланных первосвященниками, книжниками и старейшинами.

Тот же, кто предал Его, договорился с ними об условном знаке, сказав: Кого я поцелую, Тот Он и есть. Хватайте Его и надежно охраняйте.

Пойдя, он тотчас подошел к Нему и говорит: Равви! Равви! И поцеловал Его.

А те бросились к Нему и схватили Его.

Тут один из тех, которые были с Ним, выхватил меч, ударил раба первосвященника и отсек ему ухо.

Обратись к пришедшим, Иисус сказал: чтобы захватить Меня, вы, словно на разбойника, вышли с мечами и копьями, хотя Я каждый день на виду у вас проповедовал в храме, и вы не запрещали Мне. Но да исполнится сказанное в Писании.

А все убежали, оставив Его, и лишь один юноша следовал за Ним, накинув покрывало прямо на голое тело, но воины схватили его.

А он, оставив покрывало, нагой убежал от них.

И привели Иисуса к первосвященнику, а у того собрались все первосвященники, старейшины и книжники.

Петр же издали следовал на Ним до самого двора первосвященника и, сев со слугами, стал греться у огня.

Первосвященники же и все члены синедриона пытались найти обвинение против Иисуса, чтобы предать Его смерти, и не находили.

Ибо хотя многие ложно обвиняли Его, обвинения эти не были достаточны.

И, встав, некоторые стали ложно обвинять Его, говоря: мы слышали, как Он говорил: Я разрушу храм сей рукотворный, а через три дня воздвигну другой, нерукотворный.

Но и это обвинение их не было достаточным.

Тогда первосвященник, встав посредине, спросил Его: почему Ты не отвечаешь на то, в чем они обвиняют Тебя?

Но Он молчал и не отвечал ничего. Первосвященник вновь обратился к Нему с вопросом: Ты Христос, Сын Благословенного?

А Иисус сказал: да. Я; и вы увидите Сына Человеческого, восседающего одесную от Могущественного и грядущего на облаках небесных.

Первосвященник же разодрал хитон свой и воскликнул: зачем нам еще нужны обвинители?

Вы слышали богохульство из уст Его? Каково ваше мнение? Они же все признали Его виновным и осудили на смерть.

А некоторые стали плевать на Него, и завязав Ему глаза, бить по лицу, говоря: ну-ка, прореки! И слуги стали избивать Его.

И вот одна из служанок первосвященника проходила мимо Петра, сидящего внизу во дворе.

Увидев греющегося Петра и присмотревшись к нему, она говорит: и ты был с Иисусом Назарянином.

Но он отказался, сказав: и знать не знаю, о чем ты говоришь. И вышел оттуда в передний двор. Тут пропел петух.

А служанка вновь увидела его и стала говорить стоящим рядом: этот - один из них.

Но он опять стал отказываться. А немного погодя те, кто стоял рядом с Петром, говорят ему: ты точно один из них; ты ведь галелиянин, да и говор твой схож.

Он же стал заверять и клясться: не знаю я Этого Человека, о Котором вы говорите.

И тотчас петух пропел второй раз. Тут вспомнил Петр слова, что сказал ему Иисус: прежде чем петух дважды пропоет, ты трижды отречешься от Меня; и, выбежав, заплакал.