Четвёртая книга Царств, глава

Одна из жен сынов пророческих с воплем говорила Елисею: «Раб твой, мой муж, умер; а ты знаешь, что раб твой боялся Господа; теперь пришел заимодавец взять обоих детей моих в рабы себе».

И сказал ей Елисей: «Что мне сделать тебе? Скажи мне, что есть у тебя в доме?» Она сказала: «Нет у рабы твоей ничего в доме, кроме сосуда с елеем».

И сказал он: «Пойди попроси себе сосудов на стороне, у всех соседей твоих, сосудов порожних; набери немало, и пойди, запри дверь за собой и за сыновьями твоими, и наливай во все эти сосуды; полные отставляй».

И пошла от него и заперла дверь за собой и за сыновьями своими. Они подавали ей, а она наливала.

Когда наполнены были сосуды, она сказала сыну своему: «Подай мне еще сосуд». Он сказал ей: «Нет более сосудов». И остановилось масло.

И пришла она, и пересказала человеку Божьему. Он сказал: «Пойди продай масло и заплати долги твои; а что останется, тем будешь жить с сыновьями твоими».

В один из дней пришел Елисей в Сонам. Там одна богатая женщина упросила его к себе есть хлеба; и когда он ни проходил, всегда заходил туда есть хлеба.

И сказала она мужу своему: «Вот я знаю, что человек Божий, который проходит мимо нас постоянно, святой; сделаем небольшую горницу над стеной и поставим ему там постель, и стол, и седалище, и светильник; и когда он будет приходить к нам, пусть заходит туда».

Однажды он пришел туда, и зашел в горницу, и лег там, и сказал Гиезию, слуге своему: «Позови эту сонамитянку». И позвал ее, и она стала пред ним.

И сказал ему: «Скажи ей: „Вот ты так заботишься о нас; что сделать бы тебе? Не нужно ли поговорить о тебе с царем или с военачальником?“» Она сказала: «Нет, среди своего народа я живу».

И сказал он: «Что же сделать ей?» И сказал Гиезий: «Да вот, сына нет у нее, а муж ее стар».

И сказал он: «Позови ее». Он позвал ее, и стала она в дверях.

И сказал он: «Через год, в это самое время, ты будешь держать на руках сына». И сказала она: «Нет, господин мой, человек Божий, не обманывай рабу твою».

И женщина стала беременной и родила сына на другой год, в то самое время, как сказал ей Елисей.

И подрос ребенок и однажды пошел к отцу своему, к жнецам.

И сказал отцу своему: «Голова моя! Голова моя болит!» И сказал тот слуге своему: «Отнеси его к матери его».

И понес его и принес его к матери его. И он сидел на коленях у нее до полудня и умер.

И пошла она, и положила его на постели человека Божьего, и заперла его, и вышла, и позвала мужа своего и сказала: «Пришли мне одного из слуг и одну из ослиц, я поеду к человеку Божьему и возвращусь».

Он сказал: «Зачем тебе ехать к нему? Сегодня не новомесячие и не суббота». Но она сказала: «Хорошо».

И оседлала ослицу, и сказала слуге своему: «Веди и иди; не останавливайся, доколе не скажу тебе».

И отправилась и прибыла к человеку Божьему, к горе Кармил. И когда увидел человек Божий ее издали, то сказал слуге своему Гиезию: «Это та сонамитянка.

Побеги к ней навстречу и скажи ей: „Здорова ли ты? Здоров ли муж твой? Здоров ли ребенок?“» Она сказала: «Здоровы».

Когда же пришла к человеку Божьему на гору, ухватилась за ноги его. И подошел Гиезий, чтобы отвести ее; но человек Божий сказал: «Оставь ее, душа у нее огорчена, а Господь скрыл от меня и не объявил мне».

И сказала она: «Просила ли я сына у господина моего? Не говорила ли я: „Не обманывай меня“?» И сказал он Гиезию: «Опояшь чресла твои, и возьми посох мой в руку твою, и пойди; если встретишь кого, не приветствуй его, и если кто будет тебя приветствовать, не отвечай ему; и положи посох мой на лицо ребенка».

И сказала мать ребенка: «Жив Господь и жива душа твоя! Не отстану от тебя». И он встал и пошел за ней.

Гиезий пошел впереди них и положил посох на лицо ребенка. Но не было ни голоса, ни ответа. И вышел навстречу ему, и донес ему и сказал: «Не пробуждается ребенок».

И вошел Елисей в дом, и вот, ребенок умерший лежит на постели его.

И вошел, и запер дверь за собой, и помолился Господу.

И поднялся, и лег над ребенком, и приложил свои уста к его устам, и свои глаза к его глазам, и свои ладони к его ладоням, и простерся на нем; и согрелось тело ребенка.

И встал и прошел по горнице взад и вперед; потом опять поднялся и простерся на нем. И чихнул ребенок раз семь, и открыл ребенок глаза свои.

И позвал он Гиезия и сказал: «Позови эту сонамитянку». И тот позвал ее. Она пришла к нему, и он сказал: «Возьми сына твоего».

И подошла, и упала ему в ноги, и поклонилась до земли, и взяла сына своего, и пошла.

Елисей же возвратился в Галгал. И был голод в земле той, и сыновья пророков сидели перед ним. И сказал он слуге своему: «Поставь большой котел и свари похлебку для сыновей пророческих».

И вышел один из них в поле собирать овощи, и нашел дикое вьющееся растение, и набрал с него диких плодов полную одежду свою, и пришел и накрошил их в котел с похлебкой, так как они не знали их. И налили им есть. Но как скоро они стали есть похлебку, то подняли крик и говорили: «Смерть в котле, человек Божий!» И не могли есть.

И сказал он: «Подайте муки». И всыпал ее в котел и сказал Гиезию: «Наливай людям, пусть едят». И не стало ничего вредного в котле.

Пришел некто из Ваал-Шалиши и принес человеку Божьему хлебный начаток – двадцать ячменных хлебцев и сырые зерна в шелухе. И сказал Елисей: «Отдай людям, пусть едят».

И сказал слуга его: «Что тут я дам ста человекам?» И сказал он: «Отдай людям, пусть едят, ибо так говорит Господь: „Насытятся, и останется“».

Он подал им, и они насытились, и еще осталось, по слову Господнему.