Вторая книга Царств, глава

После этого Авессалом завел у себя колесницы, и лошадей, и пятьдесят скороходов.

И вставал Авессалом рано утром, и становился при дороге у ворот, и когда кто-нибудь, имея тяжбу, шел к царю на суд, то Авессалом подзывал его к себе и спрашивал: «Из какого города ты?» И когда тот отвечал: «Из такого-то колена Израилева раб твой», тогда говорил ему Авессалом: «Вот, дело твое доброе и справедливое, но у царя некому выслушать тебя».

И говорил Авессалом: «О, если бы меня поставили судьей в этой земле! Ко мне приходил бы всякий, кто имеет спор и тяжбу, и я судил бы его по правде».

И когда подходил кто-нибудь поклониться ему, то он простирал руку свою, и обнимал его, и целовал его.

Так поступал Авессалом со всяким израильтянином, приходившим на суд к царю, и вкрадывался Авессалом в сердца израильтян.

По прошествии сорока лет царствования Давида Авессалом сказал царю: «Пойду я и исполню обет мой, который я дал Господу в Хевроне; ибо я, раб твой, живя в Гессуре, в Сирии, дал обет: „Если Господь возвратит меня в Иерусалим, то я принесу жертву Господу“».

И сказал ему царь: «Иди с миром». И встал он и пошел в Хеврон.

И разослал Авессалом лазутчиков во все колена Израилевы, сказав: «Когда вы услышите звук трубы, то говорите: „Авессалом воцарился в Хевроне“».

С Авессаломом пошли из Иерусалима двести человек, которые были приглашены им, и пошли по простоте своей, не зная, в чем дело.

Во время жертвоприношения Авессалом послал и призвал Ахитофела гилонянина, советника Давида, из его города Гило. И составился сильный заговор, и народ стекался и умножался около Авессалома.

И пришел вестник к Давиду и сказал: «Сердце израильтян уклонилось в сторону Авессалома».

И сказал Давид всем слугам своим, которые были при нем в Иерусалиме: «Встаньте, убежим, ибо не будет нам спасения от Авессалома. Спешите, чтобы нам уйти, чтобы он не застиг, и не захватил нас, и не навел на нас беды, и не истребил города мечом».

И сказали слуги царские царю: «Во всем, что угодно господину нашему царю, мы – рабы твои».

И вышел царь и весь дом его за ним пешком. Оставил же царь десять жен, наложниц своих, для хранения дома.

И вышел царь и весь народ пешие, и остановились у Беф-Мерхата.

И все слуги его шли по сторонам его, и все хелефеи, и все фелефеи, и все гефяне – до шестисот человек, пришедшие вместе с ним из Гефа, – шли впереди царя.

И сказал царь Еффею гефянину: «Зачем и ты идешь с нами? Возвратись и оставайся с тем царем; ибо ты чужеземец и пришел сюда из своего места.

Вчера ты пришел, а сегодня я заставлю тебя идти с нами? Я иду куда случится; возвратись и возврати братьев своих с собой, милость и истина с тобой!» И отвечал Еффей царю и сказал: «Жив Господь, и да живет господин мой царь. Где бы ни был господин мой царь: в жизни ли, в смерти ли, – там будет и раб твой».

И сказал Давид Еффею: «Итак, иди и ходи со мной». И пошел Еффей гефянин, и все люди его, и все дети, бывшие с ним.

И плакала вся земля громким голосом. И весь народ переходил, и царь перешел поток Кедрон; и пошел весь народ по дороге к пустыне.

Вот и Садок, священник, и все левиты с ним несли ковчег завета Божьего из Вефары и поставили ковчег Божий; Авиафар же стоял на возвышении, доколе весь народ не вышел из города.

И сказал царь Садоку: «Возврати ковчег Божий в город. Если я обрету милость пред очами Господа, то Он возвратит меня и даст мне видеть его и жилище его.

А если Он скажет так: „Нет Моего благоволения к тебе“, то вот я; пусть творит со мной, что Ему благоугодно».

И сказал царь Садоку, священнику: «Видишь ли? Возвратись в город с миром, и Ахимаас, сын твой, и Ионафан, сын Авиафара, оба сына ваши с вами.

И вот, я помедлю на равнине в пустыне, доколе не придет известие от вас ко мне».

И возвратили Садок и Авиафар ковчег Божий в Иерусалим, и остались там.

А Давид пошел на гору Елеонскую, шел и плакал; голова у него была покрыта. Он шел босой, и все люди, бывшие с ним, покрыли каждый голову свою, шли и плакали.

Донесли Давиду и сказали: «И Ахитофел в числе заговорщиков с Авессаломом». И сказал Давид: «Господи! Разрушь совет Ахитофела».

Когда Давид взошел на вершину горы, где он поклонялся Богу, вот навстречу ему идет Хусий архитянин, друг Давида; одежда на нем была разодрана, и прах на голове его.

И сказал ему Давид: «Если ты пойдешь со мной, то будешь мне в тягость.

Но если возвратишься в город и скажешь Авессалому: „Царь, я раб твой; доселе я был рабом отца твоего, а теперь я твой раб“, то ты расстроишь для меня совет Ахитофела.

Вот, там с тобой Садок и Авиафар, священники, и всякое слово, какое услышишь из дома царя, пересказывай Садоку и Авиафару, священникам.

Там с ними и два сына их, Ахимаас, сын Садока, и Ионафан, сын Авиафара; через них посылайте ко мне всякое известие, какое услышите».

И пришел Хусий, друг Давида, в город; Авессалом же вступал тогда в Иерусалим.