Вторая книга Царств, глава

И была продолжительная распря между домом Сауловым и домом Давидовым. Давид все более и более усиливался, а дом Саулов более и более ослабевал.

И родились у Давида сыновья в Хевроне. Первенец его был Амнон от Ахиноамы изреелитянки, а второй сын его – Далуиа от Авигеи, бывшей жены Навала, кармилитянки; третий – Авессалом, сын Маахи, дочери Фалмая, царя гессурского; четвертый – Адония, сын Аггифы; пятый – Сафатия, сын Авиталы; шестой – Иефераам от Эглы, жены Давида. Они родились у Давида в Хевроне.

Когда была распря между домом Сауловым и домом Давидовым, то Авенир поддерживал дом Саулов.

У Саула была наложница по имени Рицпа, дочь Айя. И сказал Иевосфей Авениру: «Зачем ты вошел к наложнице отца моего?» Авенир же сильно разгневался на слова Иевосфея и сказал: «Разве я – собачья голова? Я против Иуды оказал ныне милость дому Саула, отца твоего, братьям его и друзьям его и не предал тебя в руки Давида, а ты взыскиваешь ныне на мне грех из-за женщины.

То и то пусть сделает Бог Авениру и еще больше сделает ему! Как клялся Господь Давиду, так и сделаю ему: отниму царство от дома Саулова и поставлю престол Давида над Израилем и над Иудой, от Дана до Вирсавии».

И не мог Иевосфей возразить Авениру, ибо боялся его.

И послал Авенир от себя послов к Давиду сказать: «Чья эта земля?» И еще сказать: «Заключи союз со мной, и рука моя будет с тобой, чтобы обратить к тебе весь народ израильский».

И сказал Давид: «Хорошо, я заключу союз с тобой, только прошу тебя об одном, именно: ты не увидишь лица моего, если не приведешь с собой Мелхолу, дочь Саула, когда придешь увидеться со мной».

И отправил Давид послов к Иевосфею, сыну Саула, сказать: «Отдай жену мою Мелхолу, которую я получил за сто краеобрезаний филистимских».

И послал Иевосфей и взял ее от мужа, от Фалтия, сына Лаиша.

Пошел с ней и муж ее и с плачем провожал ее до Бахурима; но Авенир сказал ему: «Ступай назад». И он возвратился.

И обратился Авенир к старейшинам израильским, говоря: «И вчера, и третьего дня вы желали, чтобы Давид был царем над вами, теперь сделайте это, ибо Господь сказал Давиду: „Рукой раба Моего Давида Я спасу народ Мой Израиль от руки филистимлян и от руки всех врагов его“».

То же говорил Авенир и вениаминитянам. И пошел Авенир в Хеврон, чтобы пересказать Давиду все, чего желали Израиль и весь дом Вениаминов.

И пришел Авенир к Давиду в Хеврон и с ним двадцать человек, и сделал Давид пир для Авенира и людей, бывших с ним.

И сказал Авенир Давиду: «Я встану и пойду и соберу к господину моему царю весь народ израильский, и они вступят в завет с тобой, и будешь царствовать над всеми, как желает душа твоя». И отпустил Давид Авенира, и он ушел с миром.

И вот слуги Давида с Иоавом пришли из похода и принесли с собой много добычи; но Авенира уже не было с Давидом в Хевроне, ибо Давид отпустил его, и он ушел с миром.

Когда Иоав и все войско, ходившее с ним, пришли, то Иоаву рассказали: «Приходил Авенир, сын Нира, к царю, и тот отпустил его, и он ушел с миром».

И пришел Иоав к царю и сказал: «Что ты сделал? Вот, приходил к тебе Авенир; зачем ты отпустил его, и он ушел?

Ты знаешь Авенира, сына Нира: он приходил обмануть тебя, узнать выход твой и вход твой и разведать все, что ты делаешь».

И вышел Иоав от Давида и послал гонцов вслед за Авениром; и возвратили они его от колодца Сира без ведома Давида.

Когда Авенир возвратился в Хеврон, то Иоав отвел его внутрь ворот, как будто для того, чтобы поговорить с ним тайно, и там поразил его в живот. И умер Авенир за кровь Асаила, брата Иоава.

И услышал после Давид об этом и сказал: «Невинен я и царство мое вовек перед Господом в крови Авенира, сына Нира; пусть падет она на голову Иоава и на весь дом отца его; пусть никогда не остается дом Иоава без семяточивого, или прокаженного, или опирающегося на посох, или падающего от меча, или нуждающегося в хлебе».

Иоав же и брат его Авесса убили Авенира за то, что он умертвил брата их Асаила в сражении у Гаваона.

И сказал Давид Иоаву и всем людям, бывшим с ним: «Раздерите одежды ваши и оденьтесь во вретища и плачьте над Авениром». И царь Давид шел за гробом его. Когда погребали Авенира в Хевроне, то царь громко плакал над гробом Авенира; плакал и весь народ.

И оплакал царь Авенира, говоря: «Смертью ли подлого умирать Авениру?

Руки твои не были связаны, и ноги твои не в оковах, и ты пал, как падают от разбойников». И весь народ стал еще более плакать над ним.

И пришел весь народ предложить Давиду хлеба, когда еще продолжался день, но Давид поклялся, говоря: «То и то пусть сделает со мной Бог и еще больше сделает, если я до захождения солнца вкушу хлеба или чего-нибудь».

И весь народ узнал это, и понравилось ему это, как и все, что делал царь, нравилось всему народу.

И узнал весь народ и весь Израиль в тот день, что не от царя произошло умерщвление Авенира, сына Нира.

И сказал царь слугам своим: «Знаете ли, что вождь и великий муж пал в этот день в Израиле?

Я теперь еще слаб, хотя и помазан на царство, а эти люди, сыновья Саруии, сильнее меня; пусть же воздаст Господь делающему злое по злобе его!»