Деяния святых апостолов, глава

Пройдя через Амфиполь и Аполлонию, они пришли в Фессалонику, где была иудейская синагога. Павел, по своему обыкновению, вошел к ним и три субботы говорил с ними из Писаний, открывая и доказывая им, что Христу надлежало пострадать и воскреснуть из мертвых и что «Сей Христос есть Иисус, Которого я проповедую вам».

И некоторые из них уверовали и присоединились к Павлу и Силе – как из эллинов, чтущих Бога, великое множество, так и из знатных женщин немало. Но неуверовавшие иудеи, возревновав и взяв с площади некоторых негодных людей, собрались толпой, и возмущали город, и, приступив к дому Иасона, домогались вывести их к народу. Не найдя же их, повлекли Иасона и некоторых братьев к городским начальникам, крича: «Эти всесветные возмутители пришли и сюда, а Иасон принял их, и все они поступают против повелений кесаря, почитая царем другого – Иисуса». И встревожили народ и городских начальников, слушавших это. Но эти, получив удостоверение от Иасона и прочих, отпустили их. Братья же немедленно ночью отправили Павла и Силу в Верию, которые, прибыв туда, пошли в синагогу иудейскую. Здешние были благомысленнее фессалоникских: они приняли слово со всем усердием, ежедневно разбирая Писания, точно ли это так. И многие из них уверовали, и из эллинских почетных женщин, и из мужчин немало. Но когда фессалоникские иудеи узнали, что и в Верии проповедано Павлом слово Божие, то пришли и туда, возбуждая и возмущая народ. Тогда братья тотчас отпустили Павла, как будто идущего к морю; а Сила и Тимофей остались там. Сопровождавшие Павла проводили его до Афин и, получив поручение к Силе и Тимофею, чтобы они скорее пришли к нему, отправились. В ожидании их в Афинах Павел возмутился духом при виде этого города, полного идолов. Итак, он рассуждал с иудеями и с чтущими Бога в синагоге и ежедневно на площади – со встречающимися. Некоторые из эпикурейских и стоических философов стали спорить с ним; и одни говорили: «Что хочет сказать этот суеслов?», а другие: «Кажется, он проповедует о чужих божествах», потому что он благовествовал им Иисуса и воскресение. И, взяв его, привели в ареопаг, и говорили: «Можем ли мы знать, что это за новое учение, проповедуемое тобою? Ибо что-то странное ты вкладываешь в уши наши. Поэтому хотим знать, что это такое?» Афиняне же все и живущие у них иностранцы ни в чем охотнее не проводили время, как в том, чтобы говорить или слушать что-нибудь новое. И Павел, став среди ареопага, сказал: «Афиняне! По всему вижу я, что вы как бы особенно набожны. Ибо, проходя и осматривая ваши святыни, я нашел и жертвенник, на котором написано „Неведомому Богу“. Сего-то, Которого вы, не зная, чтите, я проповедую вам. Бог, сотворивший мир и всё, что в нем, Он, будучи Господом неба и земли, не в рукотворных храмах живет и не требует служения рук человеческих, как бы имеющий в чем-либо нужду, Сам давая всему жизнь, и дыхание, и всё. От одной крови Он произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли, назначив предопределенные времена и пределы их обитанию, чтобы они искали Бога, не ощутят ли Его и не найдут ли, хотя Он и недалеко от каждого из нас; ибо мы Им живем, и движемся, и существуем, как и некоторые из ваших стихотворцев говорили: „Мы Его и род“. Итак, мы, будучи родом Божиим, не должны думать, что Божество подобно золоту, или серебру, или камню, получившему образ от искусства и вымысла человеческого. Итак, оставляя времена неведения, Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться, ибо Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную посредством предопределенного Им Мужа, подав удостоверение всем, воскресив Его из мертвых». Услышав о воскресении мертвых, одни насмехались, а другие говорили: «Об этом послушаем тебя в другое время». Итак, Павел вышел из среды их. Некоторые же мужи, пристав к нему, уверовали; между ними был Дионисий, ареопагит, и женщина по имени Дамарь, и другие с ними.