Книга Судей Израилевых, глава

Вот те народы, которых оставил Господь, чтобы искушать ими израильтян, всех, которые не знали о всех войнах ханаанских, – для того только, чтобы знали и учились войне последующие роды сынов Израилевых, которые прежде не знали ее: пять владельцев филистимских, все хананеи, сидоняне и евеи, жившие на горе Ливане, от горы Ваал-Ермон до входа в Емаф.

Они были оставлены, чтобы искушать ими израильтян и узнать, повинуются ли они заповедям Господним, которые Он заповедал отцам их через Моисея.

И жили сыны Израилевы среди хананеев, хеттов, аморреев, ферезеев, евеев и иевусеев, и брали дочерей их себе в жены, и своих дочерей отдавали за сыновей их, и служили богам их.

И сделали сыны Израилевы злое пред очами Господа, и забыли Господа, Бога своего, и служили ваалам и астартам.

И воспылал гнев Господен на Израиля, и предал их в руки Хусарсафема, царя месопотамского, и служили сыны Израилевы Хусарсафему восемь лет.

Тогда возопили сыны Израилевы к Господу, и воздвигнул Господь спасителя сынам Израилевым, который спас их, Гофониила, сына Кеназа, младшего брата Халева.

На нем был Дух Господен, и был он судьей Израиля. Он вышел на войну против Хусарсафема, и предал Господь в руки его Хусарсафема, царя месопотамского, и преодолела рука его Хусарсафема.

И покоилась земля сорок лет. И умер Гофониил, сын Кеназа.

Сыны Израилевы опять стали делать злое пред очами Господа, и укрепил Господь Еглона, царя моавитского, против израильтян за то, что они делали злое пред очами Господа.

Он собрал к себе всех аммонитян и амаликитян и пошел и поразил Израиля, и овладели они городом Пальм.

И служили сыны Израилевы Еглону, царю моавитскому, восемнадцать лет.

Тогда возопили сыны Израилевы к Господу, и Господь воздвигнул им спасителя Аода, сына Геры, сына Иемия, который был левшой. И послали сыны Израилевы с ним дары Еглону, царю моавитскому.

Аод сделал себе меч с двумя остриями, длиной в локоть, и препоясал его под плащом своим к правому бедру, и поднес дары Еглону, царю моавитскому; Еглон же был человек очень тучный.

Когда поднес Аод все дары и проводил людей, принесших дары, то сам возвратился от истуканов, которые в Галгале, и сказал: «У меня есть тайное слово к тебе, царь». Он сказал: «Тише!» И вышли от него все стоявшие при нем.

Аод вошел к нему: он сидел в прохладной горнице, которая была у него отдельно. И сказал Аод: «У меня есть к тебе слово Божье». Еглон встал со стула.

Аод простер левую руку свою и взял меч с правого бедра своего и вонзил его в чрево его, так что вошла за острием и рукоять, и тук закрыл острие, ибо Аод не вынул меча из чрева его, и он прошел в задние части.

И вышел Аод в преддверие, и затворил за собой двери горницы, и замкнул.

Когда он вышел, рабы Еглона пришли и видят: вот, двери горницы замкнуты; и говорят: «Верно, он для нужды в прохладной комнате».

Ждали довольно долго, но видя, что никто не отпирает дверей горницы, взяли ключ и отперли, и вот, господин их лежит на земле мертвый.

Между тем как они недоумевали, Аод ушел, прошел мимо истуканов и спасся в Сеираф.

Придя же, вострубил трубой на горе Ефремовой, и сошли с ним сыны Израилевы с горы, и он шел впереди них.

И сказал им: «Идите за мной, ибо предал Господь Бог врагов ваших моавитян в руки ваши». И пошли за ним, и перехватили переправу через Иордан к Моаву, и не давали никому переходить.

И побили в то время моавитян около десяти тысяч человек, всё здоровых и сильных, и никто не убежал.

Так смирились в тот день моавитяне перед Израилем, и покоилась земля восемьдесят лет.

После него был Самегар, сын Анафа, который шестьсот человек филистимлян побил воловьим рожном; и он также спас Израиля.