От Иоанна святое благовествование, глава

После этих слов Иисус вместе с учениками Своими вышел из города. За рвом, называемым Кедрон, был сад, и Он вошел в него с учениками Своими.

Иуда же, который предал Его, знал это место, потому что Иисус часто приходил туда с учениками Своими.

И вот Иуда пришел туда, ведя за собой вооруженных воинов, а также слуг первосвященников и фарисеев с факелами и фонарями.

Иисус же, зная все, что ожидает Его, вышел навстречу им и спросил: кого вы ищете?

Они ответили Ему: Иисуса Назорея. Иисус сказал им: это Я. А Иуда, который предал Его, стоял вместе с ними.

Когда же Иисус сказал: Это Я, - они отступили назад, при этом упали на землю.

Он вновь спросил их: кого вы ищете? Они же сказали: Иисуса Назорея.

Тогда Иисус говорит: Я же сказал вам, что это Я. И если Я вам нужен, то остальные пусть уходят.

Это Он сказал, чтобы исполнились слова Его: из тех, которых Ты дал Мне, Я не погубил никого.

Тут Симон Петр, у которого был меч, выхватил его и, ударив раба первосвященника, отсек ему правое ухо; раба же этого звали Малх.

Но Иисус сказал Петру: вложи меч в ножны; разве не должен Я испить чашу, которую дал Мне Отец?

Тогда сотника воины и слуги иудеев схватили Иисуса и, связав Его, повели сначала к Аннану - родственнику Каиафы, который в то время был первосвященником.

Это был тот самый Каиафа, который дал совет иудеям, что лучше одному человеку умереть за народ.

Симон же Петр последовал за Иисусом, а с ним еще один ученик. Этот ученик был знаком первосвященнику, поэтому он вошел вслед за Иисусом во двор первосвященника.

Петр же остался снаружи у ворот. А ученик, который был знаком первосвященнику, вышел и, поговорив с привратницей, провел Петра.

При этом привратница, рабыня, спросила Петра: а ты не ученик ли Того Человека? Ответил он: нет.

Тем временем рабы и слуги, разведя костер, стояли вокруг него и грелись, ибо было холодно. Петр тоже стоял вместе с ними и грелся.

Первосвященник же стал спрашивать Иисуса: кто ученики Его и в чем суть Его учения.

Иисус отвечал ему: Я всегда говорил людям открыто; Я проповедовал в синагогах и в храме, где всегда полно иудеев; тайно же Я ничего не говорил.

Почему ты у Меня спрашиваешь об этом? Спроси у тех, . Они слышали, о чем Я проповедовал, и подтвердят то, что Я сказал.

После этих слов один из слуг, который стоял рядом с Иисусом, ударил Его по лицу, сказав: как Ты отвечаешь первосвященнику?

Иисус ответил ему: если Я лгу, докажи, что Я лгу; если же Я правду сказал, почему ты бьешь Меня?

После этого Аннан отослал Его, связанного, к первосвященнику Каиафе.

Тем временем кто-то спросил у Симона Петра, который стоял и грелся: а ты не из Его ли учеников? Но тот отрицал это, сказав: нет.

Тут один из рабов первосвященника, родственник того, которому Петр отсек ухо, говорит: разве не тебя я видел в саду вместе с Ним?

Когда же Петр и это стал отрицать, тотчас пропел петух.

Едва наступило утро, Иисуса от Каиафы повели в преторию; однако сами пришедшие в преторию не вошли, чтобы не оскверниться перед празднованием Пасхи.

Пилат вышел к ним и спросил: в чем вы обвиняете Этого Человека?

В ответ они сказали ему: если бы Он не был преступником, мы не привели бы Его к тебе.

Пилат сказал им: вот вы сами и судите Его по своим законам. Иудеи же сказали ему: мы сами никого не вправе казнить.

Тем самым исполнялись слова Иисуса, которые Он говорил, давая понять, какой смертью Ему предстоит умереть.

Тогда Пилат возвратился в преторию и, велев привести Иисуса, спросил Его: так Ты - Царь Иудейский?

Вместо ответа Иисус спросил: ты сам так считаешь, или со слов других?

Пилат отвечал: разве я иудей? Твои же соплеменники и первосвященники привели Тебя ко мне. В чем Ты виноват?

Иисус отвечал: Царство Мое - не от мира сего. Если бы Царство Мое было от мира сего, слуги Мои сражались бы за Меня и иудеи не привели бы Меня .сюда. Но Царство Мое не здесь.

Пилат же спросил Его: стало быть, Ты Царь? Иисус отвечал: ты сам утверждаешь, что Я Царь. Я для того и родился и для того пришел в мир, чтобы поведать людям о Истине. Кто рожден в Истине, тот понимает слова Мои.

Говорит Ему Пилат: а что есть истина? После этих слов он вновь вышел к иудеям и сказал им: я считаю, что Он ни в чем не виновен.

У вас есть обычай освобождать одного на Пасху. Хотите, я отпущу вам Царя Иудейского?

Но все, напротив, закричали: не Его, а Варавву. Варавва же был разбойник.