Первая книга Моисеева. Бытие, глава 31

Побег Иакова и его семьи от Лавана

Иаков услышал, как сыновья Лавана говорили: «Иаков забрал все, чем владел наш отец, и скопил себе богатство за счет нашего отца».И Иаков заметил, что Лаван относится к нему не так, как раньше.

Господь сказал Иакову:

– Возвращайся в землю отцов, к своей родне, и Я буду с тобой.

Иаков послал сказать Рахили и Лии, чтобы они вышли в поле, где были его отары.Он сказал им:

– Я вижу, что ваш отец относится ко мне не так, как прежде, но Бог моего отца со мной.Вы знаете, что я работал на вашего отца изо всех сил,а ваш отец обманывал меня, десять раз меняя мою плату. Но Бог не дал меня ему в обиду.Если он говорил: «Платой твоей будут крапчатые», то весь скот рождал крапчатых, а если он говорил: «Платой твоей будут пестрые», то весь скот рождал пестрых.Так Бог забрал скот у вашего отца и отдал мне.

Однажды, в то время, когда спаривается скот, мне приснился сон: я поднял взгляд и увидел, что козлы, покрывавшие коз, были пестрыми, крапчатыми или пятнистыми.Ангел Бога сказал мне во сне: «Иаков». Я ответил: «Я здесь».Он сказал: «Взгляни, и ты увидишь: все козлы, покрывающие скот, – пестрые, крапчатые или пятнистые, потому что Я увидел как обошелся с тобой Лаван.Я – Бог Вефиля, где ты возлил масло на памятник и поклялся Мне; оставь же немедленно эту землю и возвращайся в землю, где ты родился».

Рахиль и Лия ответили:

– Да есть ли у нас еще доля в наследстве отца?Разве не видно, что он считает нас за чужих? Он продал нас и истратил то, что за нас выручил.Конечно же, все богатство, которое Бог забрал у отца, принадлежит нам и нашим детям, так что поступай, как велит тебе Бог.

Иаков посадил детей и жен на верблюдов,погнал весь скот впереди себя, и взяв все добро, которое он скопил в Паддан-Араме, отправился в путь к своему отцу Исааку в землю Ханаана.

Когда Лаван ушел стричь овец, Рахиль украла его божков.А Иаков обманул арамея Лавана, не известив его о своем уходе.Он бежал со всем своим имуществом и, перейдя реку, направился к нагорьям Галаада.

Лаван заключает с Иаковом договор

На третий день Лавану сообщили, что Иаков бежал.Взяв с собой родственников, он погнался за Иаковом и через семь дней настиг его в нагорьях Галаада.Но ночью Бог явился арамею Лавану во сне и сказал ему: «Берегись, не говори ничего Иакову, ни хорошего, ни плохого».

Лаван догнал Иакова. Иаков уже поставил шатер в нагорьях Галаада, и Лаван с родней тоже стали там лагерем.Лаван сказал Иакову:

– Что ты сделал? Ты обманул меня и увел моих дочерей, как пленников на войне.Почему ты убежал тайком? Почему ты не сказал мне, чтобы я мог проводить тебя с радостью и с песнями, под музыку бубна и арфы?Ты не дал мне даже поцеловать на прощание внуков и дочерей. Ты поступил безрассудно.В моих силах причинить тебе зло, но прошлой ночью Бог твоего отца сказал мне: «Берегись, не говори Иакову ничего, ни хорошего, ни плохого».Допустим, ты ушел, потому что тебе не терпелось вернуться в отцовский дом, но зачем ты украл моих божков?

Иаков ответил Лавану:

– Я боялся, потому что думал, что ты силой отнимешь у меня твоих дочерей.Если же ты найдешь у кого-нибудь здесь своих божков, тому не жить. В присутствии родни смотри сам, есть ли у меня что-нибудь твое, и если есть, то забирай обратно.

Иаков не знал, что божков украла Рахиль.

Лаван вошел в шатер Иакова, в шатер Лии и в шатер двух служанок, но ничего не нашел. После шатра Лии он вошел в шатер Рахили.Рахиль же взяла домашних божков, положила их в верблюжье седло и села на них. Лаван обыскал весь шатер, но ничего не нашел.

Рахиль сказала отцу:

– Не гневайся, мой господин: я не могу встать перед тобой, потому что у меня то, что обычно бывает у женщин.

Как он ни искал, он не смог найти божков.

Иаков был вне себя от гнева и стал выговаривать Лавану:

– В чем мое преступление? – спросил он. – Какой грех я совершил, что ты пустился за мной в погоню?Ты обыскал все мое добро – что ты нашел из своего имущества? Положи, что нашел, перед твоей и моей родней, и пусть они нас рассудят.Двадцать лет я прожил у тебя: твои овцы и козы не выкидывали, баранов из твоих стад я не ел.Растерзанных диким зверем я не приносил к тебе, но сам возмещал убытки; ты же требовал с меня платы за все, что было украдено, днем ли это случилось или ночью.Вот каково мне было: зной палил меня днем, холод терзал меня ночью, и сон бежал от моих глаз.Таковы были те двадцать лет, что я жил в твоем доме. Я работал на тебя четырнадцать лет за двух твоих дочерей и шесть лет за скот, а ты десять раз менял мою плату.Если бы не был со мной Бог моего отца, Бог Авраама, Тот, Кого боялся Исаак, то ты, конечно, отослал бы меня с пустыми руками. Но Бог увидел мои лишения и труд моих рук и рассудил нас прошлой ночью.

Лаван ответил Иакову:

– Эти дочери – мои дочери, дети – мои дети, и стада – мои стада; все, что ты видишь, все мое. Но что же я могу теперь сделать с моими дочерьми или с детьми, которых они родили?Давай же заключим договор, ты и я, и пусть он будет свидетельством между нами.

Иаков взял камень и поставил его памятным знаком.Он сказал своей родне:

– Наберите камней.

Они набрали камней, сложили их грудой и сели возле нее за трапезу.Лаван назвал ее Иегар-Сагадута, а Иаков – Гал-Эд.Лаван сказал:

– Эта насыпь – свидетельство между тобой и мной сегодня.

Вот почему ее назвали Гал-Эд,а также Мицпа, ведь он сказал:

– Пусть Господь смотрит за тобой и мной, когда мы будем вдали друг от друга.Если ты будешь плохо обходиться с моими дочерьми или возьмешь себе других жен, кроме моих дочерей, – даже если никого с нами нет, помни, что Бог – Свидетель между тобой и мной.

Еще Лаван сказал Иакову:

– Вот груда камней и памятный столб, который я поставил между тобой и мной.Эти камни – свидетельство, и этот памятный столб – во свидетельство того, что я не перейду за эту груду камней на твою сторону, чтобы причинить тебе зло, и ты не перейдешь за этот памятный знак и груду камней на мою сторону, чтобы причинить мне зло.Пусть Бог Авраама и Бог Нахора, Бог их отца, судит между нами.

И Иаков поклялся Тем, Которого боялся его отец Исаак.Он принес жертву там в нагорье и пригласил родственников разделить трапезу. Они поели и переночевали там,а рано утром Лаван поцеловал внуков и дочерей, благословил их и отправился домой.

31:19: Евр.: «терафим».

31:21: То есть Евфрат.

31:42: Значение этого слова в еврейском тексте неясно.

31:47: «Иегар-Сагадута» по-арамейски, а «Гал-Эд» по-еврейски означают «насыпь свидетельства».

31:49: Это название означает: «сторожевой пост».