Первая книга Царств, глава

И пришел Давид в Номву к Ахимелеху, священнику, и смутился Ахимелех при встрече с Давидом и сказал ему: «Почему ты один, и никого нет с тобой?» И сказал Давид Ахимелеху, священнику: «Царь поручил мне дело и сказал мне: „Пусть никто не знает, за чем я послал тебя и что поручил тебе“; поэтому людей я оставил на известном месте.

Итак, что есть у тебя под рукой, дай мне, хлебов пять или что найдется».

И отвечал священник Давиду, говоря: «Нет у меня под рукой простого хлеба, а есть хлеб священный; если только люди твои воздержались от женщин».

И отвечал Давид священнику и сказал ему: «Женщин при нас не было ни вчера, ни третьего дня, со времени, как я вышел, и сосуды отроков чисты, а если дорога нечиста, то хлеб останется чистым в сосудах».

И дал ему священник священного хлеба; ибо не было у него хлеба, кроме хлебов предложения, которые взяты были от лица Господа, чтобы по снятии их положить теплые хлебы.

Там находился в тот день пред Господом один из слуг Сауловых по имени Доик идумей, начальник пастухов Саула.

И сказал Давид Ахимелеху: «Нет ли здесь у тебя под рукой копья или меча? Ибо я не взял с собой ни меча, ни другого оружия, так как поручение царя было спешное».

И сказал священник: «Вот меч Голиафа, филистимлянина, которого ты поразил в долине дуба, завернутый в одежду, позади ефода. Если хочешь, возьми его; другого, кроме этого, нет здесь». И сказал Давид: «Нет ему подобного, дай мне его».

И встал Давид, и убежал в тот же день от Саула, и пришел к Анхусу, царю гефскому.

И сказали Анхусу слуги его: «Не это ли Давид, царь той страны? Не ему ли пели в хороводах и говорили: „Саул поразил тысячи, а Давид – десятки тысяч“?» Давид положил слова эти в сердце своем и сильно боялся Анхуса, царя гефского.

И изменил лицо свое перед ними, и притворился безумным в их глазах, и чертил на дверях, и пускал слюну по бороде своей.

И сказал Анхус рабам своим: «Видите, он человек сумасшедший. Для чего вы привели его ко мне?

Разве мало у меня сумасшедших, что вы привели его, чтобы он юродствовал предо мной? Неужели он войдет в дом мой?»