Вторая книга Паралипоменон, глава

Двадцати пяти лет воцарился Амасия и двадцать девять лет царствовал в Иерусалиме; имя матери его Иегоаддань, из Иерусалима.

И делал он угодное в очах Господних, но не от полного сердца.

Когда утвердилось за ним царство, тогда он умертвил рабов своих, убивших царя, отца его.

Но детей их не умертвил, так как написано в законе, в книге Моисеевой, где заповедал Господь, говоря: «Не должны быть умерщвляемы отцы за детей, и дети не должны быть умерщвляемы за отцов, но каждый за свое преступление должен умереть».

И собрал Амасия иудеев и поставил их по поколениям под власть тысяченачальников и стоначальников, всех иудеев и вениаминитян, и пересчитал их от двадцати лет и выше, и нашел их триста тысяч человек отборных, ходящих на войну, держащих копье и щит.

И еще нанял из израильтян сто тысяч храбрых воинов за сто талантов серебра.

Но человек Божий пришел к нему и сказал: «Царь! Пусть не идет с тобой войско израильское, потому что нет Господа с израильтянами, со всеми сынами Ефремовыми.

Но иди ты один, делай дело, мужественно подвизайся на войне. Иначе повергнет тебя Бог перед лицом врага, ибо есть сила у Бога поддержать и повергнуть».

И сказал Амасия человеку Божьему: «Что же делать со ста талантами, которые я отдал войску израильскому?» И сказал человек Божий: «Может Господь дать тебе более этого».

И отделил их Амасия – войско, пришедшее к нему из земли Ефремовой, – чтобы они шли в свое место. И возгорелся сильно гнев их на Иудею, и они пошли назад в свое место в пылу гнева.

А Амасия отважился и повел народ свой, и пошел на долину Соляную, и побил сынов Сеира десять тысяч; и десять тысяч живых взяли сыны Иудины в плен, и привели их на вершину скалы, и низринули их с вершины скалы, и все они разбились совершенно.

Войско же, которое Амасия отослал обратно, чтобы оно не ходило с ним на войну, рассыпалось по городам Иудеи от Самарии до Вефорона и перебило в них три тысячи, и награбило множество добычи.

Амасия, придя после поражения идумеев, принес богов сынов Сеира и поставил их у себя богами, и перед ними кланялся и им кадил.

И воспылал гнев Господа на Амасию, и послал Он к нему пророка, и тот сказал ему: «Зачем ты прибегаешь к богам народа этого, которые не избавили народа своего от руки твоей?» Когда он говорил ему, царь отвечал: «Разве советником царским поставили тебя? Перестань, чтобы не убили тебя». И перестал пророк, сказав: «Знаю, что решил Бог погубить тебя, потому что ты сделал это и не слушаешь совета моего».

И посоветовался Амасия, царь иудейский, и послал к Иоасу, сыну Иоахаза, сына Ииуя, царю израильскому, сказать: «Выходи, повидаемся лично».

И послал Иоас, царь израильский, к Амасии, царю иудейскому, сказать: «Терн, который на Ливане, послал к кедру, который на Ливане же, сказать: „Отдай дочь свою в жены сыну моему“. Но прошли звери дикие, которые на Ливане, и истоптали этот терн.

Ты говоришь: „Вот я побил идумеев“, – и вознеслось сердце твое до тщеславия. Сиди лучше у себя дома. К чему тебе затевать опасное дело? Падешь ты и Иудея с тобой».

Но не послушался Амасия, так как от Бога было это, дабы предать их в руку Иоаса за то, что стали прибегать к богам идумейским.

И выступил Иоас, царь израильский, и увиделись лично, он и Амасия, царь иудейский, в Вефсамисе иудейском.

И были разбиты иудеи израильтянами, и разбежались каждый в шатер свой.

И Амасию, царя иудейского, сына Иоаса, сына Иоахаза, захватил Иоас, царь израильский, в Вефсамисе и привел его в Иерусалим, и разрушил стену Иерусалимскую от ворот Ефремовых до ворот угловых, на четыреста локтей; и взял все золото, и серебро, и все сосуды, находившиеся в доме Божьем у Овед-Эдома, и сокровища дома царского, и заложников, и возвратился в Самарию.

И жил Амасия, сын Иоаса, царь иудейский, по смерти Иоаса, сына Иоахаза, царя израильского, пятнадцать лет.

Прочие дела Амасии, первые и последние, описаны в книге царей иудейских и израильских.

И после того времени, как Амасия отступил от Господа, составили против него заговор в Иерусалиме, и он убежал в Лахис. И послали за ним в Лахис, и умертвили его там.

И привезли его на конях, и похоронили его с отцами его в городе Иудином.