Деяния святых апостолов, глава

Во время пребывания Аполлоса в Коринфе Павел, пройдя верхние страны, прибыл в Ефес и, найдя там некоторых учеников, сказал им: «Приняли ли вы Святого Духа, уверовав?» Они же сказали ему: «Мы даже и не слыхали, что Дух Святой есть». Он сказал им: «Во что же вы крестились?» Они отвечали: «В крещение Иоанново». Павел сказал: «Иоанн крестил крещением покаяния, говоря людям, чтобы веровали в Грядущего по нем, то есть во Христа Иисуса». Услышав это, они крестились во имя Господа Иисуса, и, когда Павел возложил на них руки, сошел на них Дух Святой, и они стали говорить иными языками и пророчествовать. Всего же их было около двенадцати человек. Придя в синагогу, он безбоязненно проповедовал три месяца, беседуя и убедительно свидетельствуя о Царстве Божием. Но как некоторые ожесточились и не верили, злословя путь Господен перед народом, то он, оставив их, отделил учеников и ежедневно проповедовал в училище некоего Тиранна. Это продолжалось до двух лет, так что все жители Асии слышали проповедь о Господе Иисусе – как иудеи, так и эллины. Бог же творил немало чудес руками Павла, так что на больных возлагали даже платки и опоясания с тела его, и у них прекращались болезни, и злые духи выходили из них. Даже некоторые из скитающихся иудейских заклинателей стали призывать над имеющими злых духов имя Господа Иисуса, говоря: «Заклинаем вас Иисусом, Которого Павел проповедует». Это делали и семеро сыновей иудейского первосвященника Скевы. Но злой дух сказал в ответ: «Иисуса знаю, и Павел мне известен, а вы кто?» И бросился на них человек, в котором был злой дух, и, одолев их, взял над ними такую силу, что они, нагие и избитые, выбежали из того дома. Это сделалось известно всем живущим в Ефесе иудеям и эллинам, и напал страх на всех их, и величаемо было имя Господа Иисуса. Многие же из уверовавших приходили, исповедуя и открывая дела свои. А из занимавшихся чародейством довольно многие, собрав книги свои, сожгли перед всеми и сложили цены их, и оказалось их на пятьдесят тысяч драхм. С такой силой возрастало и укреплялось слово Господне. Когда же это совершилось, Павел положил в духе, пройдя Македонию и Ахаию, идти в Иерусалим, сказав: «Побывав там, я должен видеть и Рим». И, послав в Македонию двоих из служивших ему, Тимофея и Ераста, сам остался на время в Асии. В то время произошел немалый мятеж против пути Господнего, ибо некто серебряник по имени Димитрий, делавший серебряные храмы Артемиды и доставлявший художникам немалую прибыль, собрав их и других подобных ремесленников, сказал: «Друзья! Вы знаете, что от этого ремесла зависит благосостояние наше. Между тем вы видите и слышите, что не только в Ефесе, но почти во всей Асии этот Павел своими убеждениями совратил немалое число людей, говоря, что те, сделанные руками человеческими, – не боги. А это нам угрожает тем, что не только ремесло наше придет в презрение, но и храм великой богини Артемиды ничего не будет значить, и ниспровергнется величие той, которую почитает вся Асия и вселенная». Выслушав это, они исполнились ярости и стали кричать, говоря: «Велика Артемида ефесская!» И весь город наполнился смятением. Схватив македонцев Гаия и Аристарха, спутников Павла, они единодушно устремились в театр. Когда же Павел хотел выйти к народу, ученики не пустили его. Также и некоторые из асийских начальников, будучи друзьями его, послав к нему, просили не показываться в театре. Между тем одни кричали одно, а другие – другое, ибо собрание было беспорядочное и большая часть собравшихся не знала, зачем собрались. По предложению иудеев из народа вызван был Александр. Дав знак рукой, Александр хотел говорить к народу. Когда же узнали, что он иудей, то закричали все в один голос, и около двух часов кричали: «Велика Артемида ефесская!» Блюститель же порядка, успокоив народ, сказал: «Мужи ефесские! Какой человек не знает, что город Ефес – служитель великой богини Артемиды и Диопета? Если же в этом нет спора, то надобно вам быть спокойными и не поступать опрометчиво. А вы привели этих мужей, которые ни храма Артемиды не обокрали, ни богини вашей не хулили. Если же Димитрий и другие с ним художники имеют жалобу на кого-нибудь, то есть судебные собрания и есть проконсулы – пусть жалуются друг на друга. А если вы ищете чего-нибудь другого, то это будет решено в законном собрании. Ибо мы находимся в опасности за происшедшее ныне быть обвиненными в возмущении, так как нет никакой причины, которой мы могли бы оправдать такое сборище». Сказав это, он распустил собрание.