Книга Руфи, глава

В те дни, когда управляли судьи, случился голод на земле. И пошел один человек из Вифлеема иудейского со своей женой и двумя сыновьями своими жить на полях моавитских.

Имя человека того Елимелех, имя жены его Ноеминь, а имена двух сыновей его Махлон и Хилеон; они были ефрафяне из Вифлеема иудейского. И пришли они на поля моавитские и остались там.

И умер Елимелех, муж Ноемини, и осталась она с двумя сыновьями своими.

Они взяли себе жен из моавитянок, имя одной Орфа, а имя другой Руфь, и жили там около десяти лет.

Но потом и оба сына ее, Махлон и Хилеон, умерли, и осталась та женщина после обоих своих сыновей и после мужа своего.

И встала она со снохами своими и пошла обратно с полей моавитских, ибо услышала на полях моавитских, что Бог посетил народ Свой и дал им хлеб.

И вышла она из того места, в котором жила, и обе снохи ее с ней. Когда они шли по дороге, возвращаясь в землю иудейскую, Ноеминь сказала двум снохам своим: «Пойдите, возвратитесь каждая в дом матери своей; да сотворит Господь с вами милость, как вы поступали с умершими и со мной!

Да даст вам Господь, чтобы вы нашли пристанище – каждая в доме своего мужа!» И поцеловала их. Но они подняли вопль и плакали и сказали: «Нет, мы с тобой возвратимся к народу твоему».

Ноеминь же сказала: «Возвратитесь, дочери мои; зачем вам идти со мной? Разве еще есть у меня сыновья в моем чреве, которые были бы вам мужьями?

Возвратитесь, дочери мои, пойдите, ибо я уже стара, чтобы быть замужем. Да если б я и сказала: „Есть мне еще надежда“, и даже если бы я эту же ночь была с мужем и потом родила сыновей, – то можно ли вам ждать, пока они выросли бы? Можно ли вам медлить и не выходить замуж? Нет, дочери мои, я весьма сокрушаюсь о вас, ибо рука Господня постигла меня».

Они подняли вопль и опять стали плакать. И Орфа простилась со свекровью своей, а Руфь осталась с ней.

Ноеминь сказала Руфи: «Вот, невестка твоя возвратилась к народу своему и к своим богам; возвратись и ты вслед за невесткой твоей».

Но Руфь сказала: «Не принуждай меня оставить тебя и возвратиться от тебя; но куда ты пойдешь, туда и я пойду, и где ты жить будешь, там и я буду жить; народ твой будет моим народом, и твой Бог – моим Богом; и где ты умрешь, там и я умру и погребена буду; пусть то и то сделает мне Господь, и еще больше сделает; смерть одна разлучит меня с тобой». Ноеминь, видя, что она твердо решилась идти с ней, перестала уговаривать ее.

И шли обе они, доколе не пришли в Вифлеем. Когда пришли они в Вифлеем, весь город пришел в движение от них, и говорили: «Это Ноеминь?» Она сказала им: «Не называйте меня Ноеминью, а называйте меня Марой, потому что Вседержитель послал мне великую горесть.

Я вышла отсюда с достатком, а возвратил меня Господь с пустыми руками; зачем называть меня Ноеминью, когда Господь заставил меня страдать, Вседержитель послал мне несчастье?» И возвратилась Ноеминь, и с ней сноха ее Руфь моавитянка, пришедшая с полей моавитских, и пришли они в Вифлеем в начале жатвы ячменя.