От Марка святое благовествование, глава

Через два дня надлежало быть празднику Пасхи и опресноков. И искали первосвященники и книжники, как бы взять Его хитростью и убить, но говорили: «Только не в праздник, чтобы не произошло возмущения в народе».

И когда был Он в Вифании, в доме Симона прокаженного, и возлежал, пришла женщина с алебастровым сосудом мира из нарда чистого, драгоценного и, разбив сосуд, возлила Ему на голову.

Некоторые же вознегодовали и говорили между собой: «К чему эта трата мира?

Можно было бы продать его более нежели за триста динариев и раздать нищим». И роптали на нее.

Но Иисус сказал: «Оставьте ее; что ее смущаете? Она доброе дело сделала для Меня.

Ибо нищих всегда имеете с собой и, когда захотите, можете им благотворить; а Меня не всегда имеете.

Она сделала что могла: предварила помазать тело Мое к погребению.

Истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие это в целом мире, сказано будет в память о ней и о том, что она сделала».

И пошел Иуда Искариот, один из двенадцати, к первосвященникам, чтобы предать Его им.

Они же, услышав, обрадовались и обещали дать ему сребреники. И он искал, как бы в удобное время предать Его.

В первый день опресноков, когда закалывали пасхального агнца, говорят Ему ученики Его: «Где хочешь есть пасху? Мы пойдем и приготовим».

И посылает двоих из учеников Своих, и говорит им: «Пойдите в город; и встретится вам человек, несущий кувшин воды; последуйте за ним и скажите хозяину дома того, куда он войдет: „Учитель говорит: "Где комната, в которой бы Мне есть пасху с учениками Моими?"“ И он покажет вам горницу большую, устланную, готовую; там приготовьте нам».

И пошли ученики Его, и пришли в город, и нашли, как сказал им, и приготовили пасху.

Когда настал вечер, Он приходит с двенадцатью.

И когда они возлежали и ели, Иисус сказал: «Истинно говорю вам, один из вас, едящий со Мной, предаст Меня».

Они опечалились и стали один за другим говорить Ему: «Не я ли?» Он же сказал им в ответ: «Один из двенадцати, обмакивающий со Мной в блюдо.

Впрочем, Сын Человеческий идет, как написано о Нем, но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы тому человеку не родиться».

И когда они ели, Иисус, взяв хлеб, благословил, преломил, дал им и сказал: «Примите, ешьте; это тело Мое». И, взяв чашу, благодарив, подал им; и пили из нее все. И сказал им: «Это кровь Моя нового завета, за многих проливаемая. Истинно говорю вам: Я уже не буду пить от плода виноградного до того дня, когда буду пить новое вино в Царстве Божьем».

И, воспев, пошли на гору Елеонскую.

И говорит им Иисус: «Все вы соблазнитесь обо Мне в эту ночь, ибо написано: „Поражу Пастыря, и рассеются овцы“.

По воскресении же Моем Я предварю вас в Галилее».

Петр сказал Ему: «Если и все соблазнятся, но не я».

И говорит ему Иисус: «Истинно говорю тебе, что ты ныне, в эту ночь, прежде нежели дважды пропоет петух, трижды отречешься от Меня».

Но он еще с большим усилием говорил: «Хотя бы мне надлежало и умереть с Тобой, не отрекусь от Тебя». То же и все говорили.

Пришли в одно место, называемое Гефсимания; и Он сказал ученикам Своим: «Посидите здесь, пока Я помолюсь».

И взял с Собой Петра, Иакова и Иоанна; и начал ужасаться и тосковать.

И сказал им: «Душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте».

И, отойдя немного, пал на землю, и молился, чтобы, если возможно, миновал Его час сей; и говорил: «Авва, Отче! Всё возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но не чего Я хочу, а чего Ты». Возвращается, и находит их спящими, и говорит Петру: «Симон! Ты спишь? Не мог ты бодрствовать один час?

Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна». И, опять отойдя, молился, сказав то же слово.

И, возвратившись, опять нашел их спящими, ибо глаза у них отяжелели и они не знали, что Ему отвечать.

И приходит в третий раз, и говорит им: «Вы всё еще спите и почиваете? Кончено, пришел час: вот предается Сын Человеческий в руки грешников.

Встаньте, пойдем; вот приблизился предающий Меня».

И тотчас, пока Он еще говорил, приходит Иуда, один из двенадцати, и с ним множество народа с мечами и кольями – от первосвященников, и книжников, и старейшин.

Предающий же Его дал им знак, сказав: «Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его и ведите под надежной стражей».

И, придя, тотчас подошел к Нему и говорит: «Равви! Равви!» – и поцеловал Его.

А они возложили на Него руки свои и взяли Его.

Один же из стоявших тут извлек меч, ударил раба первосвященника и отсек ему ухо.

Тогда Иисус сказал им: «Как будто на разбойника вышли вы – с мечами и кольями, чтобы взять Меня.

Каждый день был Я с вами в храме и учил, и вы не брали Меня. Но да сбудутся Писания».

Тогда, оставив Его, все бежали.

Один юноша, завернувшись по нагому телу в покрывало, следовал за Ним; и воины схватили его.

Но он, оставив покрывало, нагой убежал от них.

И привели Иисуса к первосвященнику; и собрались к нему все первосвященники, и старейшины, и книжники.

Петр издали следовал за Ним, даже внутрь двора первосвященника, и сидел со служителями, и грелся у огня.

Первосвященники же и весь синедрион искали свидетельства против Иисуса, чтобы предать Его смерти, и не находили.

Ибо многие лжесвидетельствовали против Него, но свидетельства эти не были достаточны.

И некоторые, встав, лжесвидетельствовали против Него и говорили: «Мы слышали, как Он говорил: „Я разрушу храм этот рукотворный и через три дня воздвигну другой, нерукотворный“».

Но и такое свидетельство их не было достаточно.

Тогда первосвященник встал посреди и спросил Иисуса: «Что Ты ничего не отвечаешь? Что они против Тебя свидетельствуют?» Но Он молчал и не отвечал ничего. Опять первосвященник спросил Его и сказал Ему: «Ты ли Христос, Сын Благословенного?» Иисус сказал: «Я. И вы узрите Сына Человеческого, сидящего одесную Силы и грядущего на облаках небесных». Тогда первосвященник, разодрав одежды свои, сказал: «На что еще нам свидетели?

Вы слышали богохульство. Как вам кажется?» Они же все признали Его повинным смерти.

И некоторые начали плевать на Него, и, закрывая Ему лицо, ударять Его, и говорить Ему: «Прореки». И слуги били Его по ланитам.

Когда Петр был на дворе внизу, пришла одна из служанок первосвященника и, увидев греющегося Петра и всмотревшись в него, сказала: «И ты был с Иисусом Назарянином».

Но он отрекся, сказав: «Не знаю и не понимаю, что ты говоришь». И вышел на передний двор; и запел петух.

Служанка, увидев его опять, начала говорить стоявшим тут: «Этот из них».

Он опять отрекся. Спустя немного, стоявшие там опять стали говорить Петру: «Точно ты из них, ибо ты галилеянин и наречие твое сходно».

Он же начал клясться и божиться: «Не знаю Человека Сего, о Котором говорите».

Тогда петух запел во второй раз. И вспомнил Петр слово, сказанное ему Иисусом: «Прежде нежели петух пропоет дважды, трижды отречешься от Меня», – и начал плакать.